Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
13:09 

В Москве осенняя погода

Кто я сам по себе?
Что я такое?
Лист плывет по воде,
Уносимый рекою.
Осень идет по улице,
Шелестит подолом.
Неужто все это сбудется?
Неужто скоро?
Верилось - не сбывалось,
Ушло - не вернулось.
Только
Осень пришла. Осталась.
Заплакала горько.

15:20 

5 ноября 2013

Убитая горем, стоит моя мать,
Боится, что могут её не понять,
Боится, что могут её не принять,
В больницу, где души куют и тела
Такими, чтоб боль их была не видна.

Сидят эти люди и ждут свой черёд,
Когда их кузнец белоснежный придёт,
Когда он с собой их в свой мир заберёт,
В больницу, где души куют и тела
Такими, чтоб боль их была не видна.

Убитая горем, стоит моя мать,
Боится, что боль её могут отнять,
Боится, что боль ту придётся отдать
Больнице, где души куют и тела
Такими, чтоб боль их была не видна.

Стоит моя мать и волнуется очень,
О жизни без боли и думать не хочет,
А с болью ей жизнь не мила.
И выхода нет. Ей выпал билет.
Уходит она
В больницу, где души куют и тела
Такими, чтоб боль их была не видна.

22:25 

Стиховарение

Моя кофта изъедена молью,
Моё сердце изъедено болью,
Моя кожа изъедена солью.
Мысли мои заняты тобой.

И опять мне сегодня приснилось,
Будто я летать научилась,
Жить одна я во сне научилась.
И парить над землёй.

Не во сне же всё так же изъедено,
Ничего не оправдано, пролито
Прощено всё, забыто, исправлено

И оставлено за кормой.

22:18 

Дача

На даче мы с Лёшей. Лёше будет семь, он пойдёт в школу. Всё то время, что мы были за городом, он ловил лягушек, собирал землянику, наблюдал за головастиками, птицами и цветами. А ещё случайно и неосознанно помог нам с мамой, взрослым, начать повнимательнее относиться к миру.

Забавные случаи тоже были:

Мы пришли с озера, у Лёши грязные сандалии.
Мама: - Лёша, тебе надо помыть ноги, они у тебя неприлично грязные!
Лёша: - Неправда, они прилично грязные!


Вот так мы и проводим лето. Вместе и врозь, жарко да холодно, солнце да дождь.

23:22 

Где-то между 17 и 60-м билетами

Я готовлюсь к зарубеженьке. Только так, ласково, можно её называть, а то спугнёшь удачу (см. афоризмы Годлевской). Читаю я, значит, про экзистенциализм. Тошнота, мухи, Гуссерль, Хайдеггер, все дела. Пришла мама. Читаю ей.
- О, я жила всю жизнь и понятия не имела, что я - ярый приверженец экзистенциализма! - воскликнула она.

Вот что-что, а осознание и принятие своей внутренней иррациональной сущности у мамы явно прослеживается. Интересно, это приходит с годами?

Ладно, пойду почитаю и получше подготовлюсь к пограничной ситуации выбора билетов на экзамене и ощущению экзистенциального страха непосредственно перед ним. Надо сделать осознанный личностный выбор без оглядки на das man и других носителей внешнего рационализма.

Хотя, согласно экзистенциализму, человек в каждый момент своей жизни находится перед выбором и в каждый момент он приближается или отдаляется от своей сущности (или экзистанса, на французский манер). Вот что-то мне подсказывает, что если я сейчас пойду сладко спать, то поступлю как истинный последователь этого направления. И куда девать мои 30 билетов с восьмью эпизодами Улисса? На это философия Хайдеггера и Ясперса ответа не даёт.

23:09 

Как Аня пишет курсовую

В изъеденной молью кофте
Я сидела и думала о тебе
Я сидела и думала о еде
Я сидела и думала о себе
Я сидела и думала обо мне
Я сидела и думала о траве
Я сидела и думала о борьбе
Я сидела и думала о судьбе
И сидела я думала о волне
Я сидела и думала о песке
Я сидела и думала о бурде.
Я сидела на даче.

И ничего не случилось, но пелось,
И ничего не случилось, но снилось,
И ничего не случилось, но вынь да положь надо было написать курсовую.

И ничего не писалось, но думалось,
Всё о том, о чём думаться не должно бы,
Все о том, о чем петься не надо бы
Да всё о том, о чём сниться не стоит.

Волновали меня тюльпаны, овитые тонким плющом,
Волновали меня яблони, цветущие на синем небе.
Волновали меня мечты да песни,
И совсем не волновали сны, а надо бы.

И веет на меня тёплый обогреватель,
И не успевает остыть горячий чайник,
И запиваю я сдобу кефиром.
Мир мил, и жизнь удалась.

19:01 

Я хочу слышать вечернее дыхание деревенского дома

21:29 

Пенелопа

умей анализировать текст Аня не теряй логики мысли будь эффективней и не давай эмоциям погубить твою жизнь и не говори штампами типа предыдущего Аня потому что эмоциональные люди переживают сильно страдания смерть несчастья это рушит их а что счастье их снова строит это никто не думает и вообще зачем жить графиками если можно жить ровно как прямая горизонтальная ось икс зачем любить зачем страдать можно выбрать одного из четырёх одного из всего мира самого лучшего и его на свою самую лучшесть что за бред что за мысли Аня откуда такое ты хорошо филолог Аня синее небо синее пятно над головой синее ничто преследует зелёное оранжевое красное бежевое салатовое эти преследуют это просто счастье Аня вот такое счастье Аня свобода Аня самое ценное Аня свобода Аня и всё натворил он нет иронии Аня нет иронии Аня нет иронии нет нет нет нет

16:21 

Я люблю тишину

Тишина - это простор для творчества. Это простор для звуков, простор для реки мелодий. Тишина - это вечность и покой, покой и вечность, которую хочется нарушить звуками временной жизни. Пением птиц. Смехом любимых. Звуком шагов по сырой весенней земле. А потом опять вернуться к истокам, вернуться в тишину, вернуться к началу.

Весна - время утренних звуков, дневного созвучия, вечернего затишья и ночной тишины.

@музыка: Emilia Mitiku – You're Not Right For Me

12:36 

Воспоминание 1

Помнится, дедушка в январе стоял у маминого комода и разводил руками широко-широко.

- Вот такой она тюк травы тащила, сырой, чтобы корову прокормить, - он отмеряет ширину комода рукой и начинает откладывать пять раз, двигаясь к противоположной стене. - А я тогда в футбол с ребятами играл. Нет, чтобы встретить её с телегой, помочь! Ведь это...пудов пять. А пуд - шестнадцать килограммов. До сих пор помню, как она в платке, в юбке, а я босой, счастливый...эх.

И дедушка мне всегда говорит: "Слушайся маму". Каждый раз, вместо "целую, пока" и других стандартных прощаний заповедь - слушаться маму. А я тоже не слушаюсь, и свои пуды носит мама сама.

00:19 

Предвоскресное

Маркес...Пустой. Надо признать, сто лет одиночества несёт в себе ту красивую пустоту и бессмысленность, которая временами завораживает, но не оставляет никакого следа. "No es el libro para leer antes de dormir, no es para reflexionar sobre la vida". Она - красивая картина постимпрессионистов, которая несёт в себе заворожённость моментом и вещностью жизни, но она не вечна...Она создаёт своё пространство, не применимое к жизни человеческой души. Она предметна, не духовна. Она не глубока. Она как атмосферный и со вкусом сделанный элемент декора, не лишённый идеи.

Но, тем не менее, ради языка, прекрасного испанского, можно прочитать. Можно ощутить веяние преходящей красоты. Она может быть источником вдохновения, правда.

@музыка: ZAZ – Le long de la route

22:05 

В преддверии

Давно уже не было такой зимы. Подкралась она незаметно, и приближение ее напоминало строго рассчитанные ходы шахматиста. Как-то утром несколько чахлых деревьев и кустов в живой изгороди, казалось, приняли облик животных. Каждая ветка покрылась белым ворсом, словно за одну ночь обросла мехом, и сделалась в четыре раза толще: и теперь кусты и деревья казались рисунком, набросанным мелом по хмурому серому небу.
После изморози ударили морозы, и с Северного полюса начали прилетать на плоскогорье Флинтком-Эш странные птицы - худые, призрачные, с печальными глазами; там, за недоступным Полярным кругом, где от холода стынет в жилах кровь, были они свидетелями страшных катастроф, о которых не имеют представления люди: они видели столкновения айсбергов и обвалы снежных холмов при свете северного сияния, и вихри снежных бурь почти ослепили их; глаза их хранили ужас, рожденный этим зрелищем. Птицы подпускали Тэсс и Мэриэн совсем близко, но не рассказывали о том, что видели и чего никогда не увидит человек. Им чуждо было тщеславие путешественника, повествующего о виденном; немые и бесстрастные, они не хранили впечатлений, ибо не придавали значения, - этих залетных странников интересовало только то, что происходило на плоскогорье: две женщины поднимали вилами комья земли, обнажая корни, которые могли оказаться съедобными.
Тэсс по-прежнему жила в том самом домике с теплой стеной, вселявшей бодрость во всякого путника, прислонявшегося к ней. Проснувшись среди ночи, она услышала над головой такой шум, словно все ветры обрушились на соломенную кровлю дома. Утром она зажгла лампу и увидела, что снег проник сквозь щель в оконной раме и у стены вырос конус из мельчайшей белой пудры. Снег
ворвался в комнату и через дымовую трубу, покрыв пол тонким слоем, на котором оставались следы башмаков Тэсс. Снаружи бушевал ветер, и в кухне стояла снежная мгла, но было еще слишком темно, чтобы разглядеть, что делается на улице.
Снег явился вслед за птицами с Полярного круга, словно белый облачный столб, - не видно было отдельных хлопьев. Ветер принес запах айсбергов, арктических морей, китов и белых медведей и с такой стремительностью гнал снег, что он только лизал землю, но не покрывал ее. Воздух побелел от насыщающей его снежной пыли, а ветер крутил и кружил ее, превращая мир в бесцветный хаос.
- Ха-ха! А ведь эти хитрые северные птицы знали, что быть буре, - сказала Мэриэн. - Уж можешь мне поверить - они летели от самой Полярной звезды, чтобы уйти от метели. А твой муж, моя милая, наверно, изнывает все время от жары. Посмотрел бы он сейчас на свою хорошенькую жену! А впрочем,
от этой погоды ты ничуть не подурнела, пожалуй, даже лучше стала.

@музыка: Noah and the Whale – My Broken Heart

@темы: чужими словами

23:21 

Читая статьи

– Две тысячи лет я хожу с кружкой, и ищу, кто б мне заварил чай… – говорит он. – Человек одинок. Космически одинок. И за сто лет эта проблема – кружки и чая – никуда не делась.


(из репортажа Русского Репортёра про мужской монастырь N, часть первая)

@темы: чужими словами

20:32 

У меня нет времени

Здравствуйте, у меня нет времени. Простите, пожалуйста, если можете, мне курсовую нужно писать. Да, вон ту, по предлогам, видите, список литературы лежит, книжки там всякие. Нет-нет, я, конечно, понимаю, что у вас свои планы на мое время, вы хотите, чтобы я мыла посуду, подметала, ходила по магазинам, но я повторюсь, уж извините, ещё раз. Нет времени. Времени нет. Я больше уж и не знаю, как повернуть эту фразу. Вре-нет-мени, и другие морфологические перестановки и интонационные кривые.

Куда я его трачу? А вам какое дело? А…по праву отцовства. Ну ладно, ваше законное право. Я же говорю, курсовую пишу, список литературы читаю. Лингвистическая литература, сложная, думать надо много. Что? Список? Список я прочитала, да. Кроме списка? Читаю язвительность на вашем лице.

Слушайте, уважаемый папа, закройте дверь в мой кабинет. Вы не видите? У меня сложный мыслительный процесс, подкрепляемый двумя выпитыми чашками какао и пастилой. Нет, они мне не мешают, и музыка тоже, и новая серия испанского сериала. Что вы себе позволяете, я практикую язык, это моя прямая обязанность как специалиста! Ну и что, что я под пледом в кресле. Могу работать, где хочу, плед помогает мне думать. Слушайте, многоуважаемый, а не принести ли вам новую чашечку какао?..
* * *

Ну ладно, пап, не злись. Да иду я в аптеку, иду. Не правда, я не ленивая, моя живая мысль оправдывает моё видимое бездействие. Ага, мысль подавила…Иду молча. Да, деньги взяла. Что ты говоришь, хлеба ещё купить?..

@музыка: The Head And The Heart - Sounds Like Hallelujah

00:06 

первый холодный уют закатного периода

Всё суетно.

И всё очень просто. Сегодня я заклеивала окна, мой холодный нос почувствовал веяние поздней осени. Я собрала все газеты, что были в доме. Поставила кастрюлю с водой. Мокрыми газетами забивала щели между рамами. Газеты съёживались, оставляя едкие следы типографской краски.

Вот Даша Рабекина. Активистка, умница, красавица для кого-то, из Англии приехала, стажировалась. Её первый редакторский опыт заклеил щель между форточкой и основным окном. Вот Алика Смехова, которая «любит, когда с мужчинами спокойно». Смешно, правда. Она, мокрая, сморщенная, застряла где-то в основании окна, я уже даже точно не помню, где. Ещё много гадалок полегло на поле моей деятельности; фотографии щенков «в дар» придали немного живости этой компании.

Это люди. Живые люди, живые гадалки, живые псы. И вроде как я и не ими заклеиваю окно, а вроде как и ими. Вроде как мне совестно должно быть, а вроде как ни капельки.
Они же, наверное, надеются на что-то, преуспевают, болеют. А я ими окно заклеиваю.

А кто-то однажды сошьёт себе, ну, не знаю там, куклу из моего лучшего платья. Или на подставки под горшочки для цветов пустит. И будут они там алеть, кусочки моего суетного счастья, когда меня и на свете-то и не будет.

Но что же может быть более наполнено смыслом, чем то, что я ещё до наступления холодов, спокойно, не заставляя и не подгоняя себя, взяла и сделала такое простое и недолгое дело. Это доставило мне огромное удовольствие: наблюдая за тенями в соседних вечереющих окнах, заклеивать осколками чужих судеб мои непрочные деревянные рамы. Это так просто и, в то же время, исполнено тихой деятельностью бытия. Просто тихо делать - самое большое счастье на земле. Тихо сажать цветы, тихо заклеивать окна, тихо вышивать. Смиренное, благоговейное действие, приносящее умиротворение. Нечасто можно наблюдать такие моменты.

Итак, всё суетно.
Я спокойная и одухотворённая, уснула, поблагодарив Господа за день. Воздух в моей комнате начал потихоньку теплеть. Хотя он и отдаёт сыростью ещё не высохшей бумаги; той бумаги, которая защищает меня от холода этой ночью.

23:35 

я не буду собой с тобой

Надоело! Открываешь книгу. Ждёшь чего-то. Пытаешься пробраться сквозь строки. И пусто. Никаких книг, никаких! Нет книгам. Они огнеопасны.

@темы: верните мне меня

URL

Страсти по Испании

главная